Рецензия на фильм "Дивергент"

Фильм: "Дивергент"

divergent-review

Коменданте Дивергенте

С завидным постоянством Голливуд меняет тренды. Вампирская тематика, рассчитанная на девочек до 13 лет сменилась более серьезным жанром антиутопии. Теперь правит бал замятинская и оруэлловская эстетика. С одной стороны изменения как бы позитивные. Чем на клановую вражду влюбленных друг в друга вампиров, на большом экране лучше смотреть на разбавленного пепсиколой Оуэрелла.

К тому же, со сменой жанра в подразделе «развлекательного кино для молодого зрителя» намного лучше пошли дела и с актерами (великолепной Лоуренс в «Голодных играх» не уступает Шейлин Вудли в «Дивергенте») и с эстетикой. Ведь тоталитаризм всегда обладал узнаваемым стилем, в рамках которого очень удобно снимать эффектное кино, чем неоднократно пользовались все кому не лень — от Лени Рифеншталь до Курта Уиммера.

Однако сама тенденция усиленной «демократизации» молодого зрителя начинает немного набивать оскомину. С каждым новым фильмом, тема необходимости в незамедлительном устранении несвободы личности, расчесывает мозоль зрительского терпения. Меж тем эффективного выхода из тоталитарного общества, никто из киноделов попросту не предлагает. Ладно эффектная развязка в их распоряжении всегда имеется — со взрывами там и революциями. Но что делать-то героям дальше? Ведь в той-же «Бразилии», Терри Гилльяма так и было сказано, что гипотетическая система подавления личности не может искоренить только фантазии несвободного индивида, остальное же ей вполне под силу.

Но как только тиран, условный Сталин, будет уничтожен на его место встанет другой, не менее коварный человек или же целая партия политиканов, а их долгосрочное пребывание на верхушке, будет напрямую зависеть от ограничения свобод граждан. От всех этих вопросов молодого зрителя эффектными приемчиками отводят и авторы всех последних тоталитарных блокбастеров. Франшиза «Голодных Игр» еще не завершена, но и тут у меня есть подозрения, что создатели не сумеют предложить зрителю никакого решения. В одном можно их похвалить — они вполне ясно показали во второй части, что революционеры не приносят ничего хорошего своему отечеству, напротив — лишь усугубляют и вводят ситуацию в хаос, пока хаосом не воспользуется кто-то похитрее.

Для молодых зрителей новых «тоталитарных франшиз» продюсеры конструируют прекрасные концовки, в которых протагонисты устремляются в светлое и полное томительной неизвестности, будущее. Перед титрами царит атмосфера надежды и веры в счастливый конец. Тогда как конец не может быть счастливым. Он может быть лишь туманно неопределенным или же, в своей лживости или бескомпромиссности - слащавым. Первый вариант выбирают честные рассказчики (типа Куарона), ну а второй — это прерогатива киношников-рыночников, которым ни в коем случае нельзя отпугивать своих потребителей.

Хорошо, что в «Дивергенте», помимо светлого будущего есть еще и другая история. Помимо необходимости срочно перестраивать мир, молодой индивид, живущий в нем, так же должен поскорее осознать себя многогранной и свободной индивидуальностью. Именно этот момент в фильме показан интереснее всего. Пусть и условия для реализации данного сюжета в фильме слегка ходульны. Суть заключается в том, что во вселенной фильма существует пять фракций, в одну из которых индивид должен обязательно раз и навсегда вступить. Эта тема очень созвучна современным проблемам навязывания родителями детям социальной роли. Люди выбирают роль и следуют ей, попутно чувствуя себя ужасно, из-за невозможности как-либо образом положить конец своей похожести на винтик. И это в общем не проблема гипотетического тоталитаризма, и именно в этом фильм выгодно отличается от «Голодных игр». Местный тоталитаризм легко перекладывается на наше общество, где дети, посещая университеты, или офис, мучаются проблемой самоидентификации. «Ту ли социальную роль я выбрал? И неужели я не могу стать этаким швейцарским раскладным ножиком, гармонично развитым гением?» - вот какие вопросы должен задать себе молодой зритель по выходу из кинотеатра. И это наверное хорошо. Потому что зритель сейчас ужасающе мало думает, даже по случайности, а тут такой повод — молодежный фильм, поднимающий какие-то вопросы перед зрителем.

Можно поставить под сомнение — действительно ли общество является главным тормозом и врагом многовекторности. Настолько ли оно коварно, чтобы строить против человеческого самоопределения целые замки? Но радует сам факт того, что в капиталистическом США, при помощи самого действенного инструмента пропаганды — кино, задается вопрос — а так ли хороша узкая специализация для индивида? В тех же «Голодных играх» такого вопроса не задавали. Можно лишь усомнится в том, что кто-то из молодых зрителей сможет этот вопрос расслышать.

An internal server error occurred.