Рецензия на фильм "Годзилла"

Фильм: "Годзилла"

godzilla-review

Вовсе не рубеж и совсем не монстро

Громила успел проиграть войну за зрительское внимание в далеком 1998 году. Когда невнятный Бродерик защищал мир от зеленой ящерицы, харизматичный Уиллис в «Армагеддоне» окончательно и бесповоротно зацементировал себя на пьедестале спасителя человеческой цивилизации. Тогда ставка на юмор и яркого персонажа сделанные Майлом Бэем сработали лучше, чем просто ставка на юмор, сделанная Эммерихом. В результате фильм «Годзилла» едва отбил стотридцатимиллионный бюджет в американском прокате. Однако рынок не стоит на месте. После того как Джей Джей Абрамс сорвал банк при помощи репортажного «Монстро», а Гильермо Дель Торо возродил интерес зрителей к масштабному и не обремененному особым смыслом действу в «Тихоокеанском рубеже», продюсеры решили вновь смахнуть пыль с радиационного мегахищника.

Каких-либо действительно ярких персонажей в новинке нет вовсе. А ящер сражается не столько с человечеством, сколько с новым, похожим на гибрид гигантской креветки и летучей мыши, противником. Людям же отводится роль мелких муравьев, изредка бухающих радиоактивными хлопушками, под лапами обнаглевших от вседозволенности чудищ.

В этом фильме явно просматривается визуальная красота произведений Франсиско Гойи. Например в момент, когда Годзилла в первый раз триумфально попадает в кадр. Или когда солдаты десантируются на полуразрушенный Сан-Франциско. Эти моменты, сопровождаемые великолепным кубрикосовским миксом из хоровых сопрано заставляют кино-эстета на секунду съежится от удовольствия. Но в отличие от сценаристов безумного «Тихоокеанского рубежа», здешние мастера драмы придумали заумную, слишком серьезную в своей нелепости историю, которую тому же кино-эстету хочется поскорее забыть.

Хороший актер Брайан Крэнстон, играющий фанатичного ученого, в какой-то момент сменяется слишком повзрослевшим и серьезным, а оттого совсем неинтересным Аароном Тейлором-Джонсоном (то, что этот актер играл, например, в «Пипце», вспоминаешь только введя его имя в гугл). Удовольствие так и шло бы на убыль, если бы не экшн, которым зрителей снабжают в избытке. Тут всего много — и ярких взрывов, зеленых чешуйчатых лап, и столкновений безумных кайдзю. Правда уже на втором часу повествования голова начинает потрескивать. Если бы киноделы предъявили искушенному зрителю хоть какие-нибудь намеки на юмор, было бы легче. А так — извольте вновь всерьез обсуждать на форумах мотивацию одного экранного японца (Кен Ватанабе), с симпатией взирающего на мегаящера. Или лучше не надо вдаваться в какие-либо подробности? Зачем задумываться, почему Годзилла, следует заветам японского ученого и после триумфальной победы над врагом не крушит Сан-Франциско дальше, а погружается на дно морское до очередного сиквела?

Конечно, Годзилла тут — спаситель западной цивилизации, икона, ящеромедведь с добродушной физиономией, красавица и чудовище в одном флаконе. Когда в титрах всплывает имя режиссера Гарета Эдвардса, дебютировавшего милым, на коленках сделанным фильмом «Монстры», начинаешь понимать, почему Годжира и его друг японец в этом фильме более близки сердцу, чем остальные 95% экранных персонажей. Просто Гарет Эдвардс обожает именно монстров. И то, что его, не зеленого, но практически дебютанта, позвали делать очень дорогой фильм к шестидесятилетию франшизы - совсем не случайно. Кто же лучше сможет сделать всем красиво?

В голливудском «Годзилле» 2.0 ставка сделана на драматическую серьезность и эпохальный размах. Попытка же придать повествованию драмы не выдерживает никакой критики. Ждем сиквел и надеемся, что к тому времени сценаристы все-же смогут зажечь по-полной.

 

An internal server error occurred.